missgermiona: (Default)

рассказывают что одна женщина в магазине старостей на улице иосифа в позапрошлый понедельник так обнимала сундук в самой  дальней комнате что девочка-продавец почти уже собиралась вызвать полицию, но передумала и позвонила папе

папа прибежал и оторвал-таки ту женщину от сундука,  и закрылся с ней в комнате, и сидели они там до ночи, а про то что было дальше , разное по антикварным лавкам болтают - кто говорит , что вывез он ей этот сундук самолично прямо в аэропорт, а кто говорит что и нет, что все вранье, что мало ли где какие царапины нашлись,  что сундук вообще не продавался , а был личным наследством того самого папы , еще его бабка хранила там постельное белье , и важные бумаги, и лавандовое мыло, поэтому максимум что той приезжей светило - так это пара чашек будто бы мейсенского фарфора

папу того говорят звали томек и тетки на рынке утверждают что он обязательно разорится если будет продолжать в том же духе, хорошо, квартира на детей записана, говорят тетки на рынке, чем дети-то виноваты, хотя какая там квартира - три полутемные комнатки, одно окно вовсе в глухую стену

будете в кракове - можете сами спросить как все было, это тот магазин в квартале казимеж за синей дверью напротив бара "кофе и папиросы", где всегда полумрак, где в садике на заднем дворе деревянные стулья как из гостиной моей прабабки , на столах вязаные расшитые салфетки и все стены увешаны желтыми фотографиями чьих-то семей - ровные короткие челки и круглые черные глаза у девочек, аккуратные бабочки-банты у мальчиков, платья у женщин застегнуты у горла брошками, мужчины в шляпах и двубортных пиджаках, фото из ателье и фото любительские, во дворе гимназии и на набережной в выходной, с младенцами в оборках и на свадьбе дочери, таких фото на местном блошином рынке можно купить полкило на десять злотых, а если решишься на серебряную пудреницу из немецкого серебра -  то и так отдадут

может поэтому, а может почему-нибудь еще , только в бывшем древнем еврейском городе казимеж























в каждой подворотне стены смотрят на меня девочками с короткими челками и мальчиками в бабочках , хохочут, шепчутся

а может быть это было на пересечении улицы майзельса с улицей тела господня, где раздают приглашения на концерт клейзмерской музыки в синагогу исаака

или может быть эту женщину видели на медовой  - будто бы она там бродила и заглядывала во все окна на первых этажах, во все мастерские где можно заказать рамы для картин, связку ключей или заготовки для сапог. я вовсе не знаю что такое заготовки для сапог, но заказать их тут можно на каждом углу, это совершенная правда

будто бы она заглядывала в эти мастерские, и в магазины с красными бусами, и к ювелиру, и в джаз-клуб где на пороге сидят меланхоличные юноши с дредами , и в кафе зингер на улице эстерки где на каждом столике швейная машинка, но ничего не заказывала, ни чаю, ни заготовок для сапог, а только открывала деревянные двери, шаркая туфлями проходила дом насквозь и попадала во внутренние дворы - все что-то искала, кого-то хотела встретить

собаки на нее не лаяли, дети не замечали, а старики которые тут вечно торчат в окнах или раскладывают подушки сушиться на перилах балконов , только еще больше вытягивали шеи

в антикварном на медовой за большим письменным столом сидит и пьет пиво циля, так она знаете что, она самая настоящая циля из всех что я видела, можете поверить

циля так сверлит глазами, что ложки сами по себе падают из рук, у цили черные волосы с синим отливом, серебряные серьги до плеч и коричневые пальцы. циля скупает в сувенирных лавках на флорианской меноры и шкатулки для благовоний, а в магазинах домашней химии - марганцовку, медный купорос и фиксаж для фотопленки , поэтому меноры у нее существенно старее чем у соседей и бизнес идет успешно, нет-нет кто-нибудь да и приезжает, ищет свое, а разве ей жалко

Ха! - говорит циля, - считается что евреи в казимеже с тех самых пор больше не живут, а я вам тогда кто

Тетки на рынке говорят что циля нам вовсе не еврейка, она полька, и что это ей вступило прикидываться - никто не знает

Дочь у цили поет в клейзмер хойс песни на идиш для туристов, ее зовут эстер как прекрасную возлюбленную короля казимира и она считает что это красивое старое польское имя

томек тоже старое польское имя. Томаш то есть

обычное польское имя и обычная семья из предместья подгуже,  точнее из тех самых домов в подгуже, которые отделили от остального города стенами в форме могильных плит , обозначили дату обязательной явки для переселения туда жителей древнего еврейского города казимеж, и с этого момента такого города не стало

если бы я встретила томека, я бы спросила его про сундук - когда его бабка с семьей пришли туда, тем ноябрем, в опустевшую квартиру в казимеже на три комнатки, одно окно в глухую стену, тот сундук ведь там уже был?

так , все, говорит циля,  у меня обед

я иду в подгуже,  через мост пилсудского на ту сторону вислы , потом через площадь подгурского по лимановского , дальше площадь згоды с пустыми стульями, пешком и пешком, не останавливаясь ,  до улицы львовской, до стены из могильных плит, кажется примерно так они шли на новое место, только тогда было холодно, а сегодня жарко , сегодня все едят мороженое и сидят задрав головы к солнцу на берегу вислы

перехожу трамвайные пути и вижу указатель - дорога на плашув, два километра, это за холмом, там железнодорожная станция

ту женщину здесь тоже видели, она дошла до липовой, дом четыре, до фабрики эмалированной посуды, и стояла там заткнув уши

дома в районе бывшего гетто закопченные как будто только что из печи, улицы странным образом кружат и кружат все на одном месте, никак не получается у меня подняться на холм, здесь есть парковая улица и вообще очень живописно, особняки и сады, тени от фонарей на перекрестках, недвижимость продается, каштаны вон цветут, пиццерии открываются одна за другой, только я никак не могу сосредоточиться на каштанах, не могу свернуть уже наконец с львовской, сойти с дороги



а может ее и вовсе никогда не было, той женщины, и томека никакого не было, и тетки на рынке говорили о чем-то другом, и той пары – он и она, легкие-легкие, она в платье с брошкой у горла, он в двубортном пиджаке, они сидели на площади згоды на горячих позеленевших стульях и смотрели друг на друга , ноги у нее до земли не доставали, такая она маленькая – их тоже не было, и той девочки в казимеже у кирпичной стены – девочка слепая и мальчик водит ее рукой по выпуклым буквам,читает вслух:смотри,это комец алеф, это вов юд – и их не было, мне все это померещилось, а была только жара и на улице широкой эстер поет дону – она поет, скрипач в черной шляпе делает паузу и вся площадь заканчивает второй куплет на всех языках сразу   

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

missgermiona: (Default)
missgermiona

June 2012

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 06:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios